Pygmalion

моделирование инвестиционных и бизнес стратегий

 

Недоступные лекарства. Возможность выжить, которой нет

 

Программы поддержки российских фармацевтических компаний и наполнения личных кошельков оборачиваются, как бы громко это не звучало, многочисленными смертями ни в чем не повинных людей. Пока корпорации и руководящие органы принимают одно «эпохальное» решение за другим, тяжелобольные пациенты с самыми страшными диагнозами получают приговор «безнадежен». Не так давно этот вопрос был поднят на встрече премьера Владимира Путина с представителями российской культуры – больные, их друзья и родственники, просто неравнодушные люди замерли в ожидании перемен.


ЛекарстваУ каждого из нас рано или поздно возникает необходимость в лекарствах – хотя бы от гриппа или головной боли, а чаще и от других, гораздо более серьезных заболеваний. Сложной задачей это становится достаточно редко: получил рецепт (если он необходим), зашел в аптеку – купил – принял. Единственная видимая на первый взгляд проблема – стоимость лекарств, но для самых распространенных препаратов она все-таки находится на более-менее приемлемом уровне, хотя зачастую оставляет серьезные бреши в семейном бюджете.

Совершенно другое дело, если жизненно необходимый препарат купить просто невозможно. Есть средства, есть необходимость – нет препарата. Причем касается это обычно тех, для кого наличие лекарств – вопрос жизни и смерти: онкологических больных, ВИЧ-инфицированных, больных туберкулезом в крайних стадиях… Сформулируем этот вопрос максимально просто и честно: «Не найдешь и не примешь препарат – умрешь».

Недоступные лекарстваПочему же больные и их родственники не могут приобрести столь необходимые лекарства? Ответ достаточно прост. Во-первых – таможенные пошлины на препараты из-за границы. Вот уже несколько лет российские власти пытаются «поднять российских производителей лекарств». В принципе, отечественные фармацевтические компании – далеко не автопром, дела у них обстоят вполне даже ничего – не бедствуют. Однако правительство упорно создает для них «тепличные условия». Причины тому две. Официальная – надо развивать отечественное производство, оставлять налоги в стране и так далее. Гораздо менее официальная – с иностранными компаниями гораздо сложнее достичь «некоторых договоренностей», проще говоря – получить пресловутые «откаты».

Отдельная история – сертификация препаратов. По идее, этот процесс давно организован, специалисты и лаборатории существуют, но множество современных препаратов, способных спасти жизни или хотя бы облегчить состояние тяжелейших больных, так и остаются без заветной бумажки. Причины – смотрите выше. А значит, их нельзя официально ввозить в Россию большими партиями.  В соответствии с ФЗ «О лекарственных средствах», регистрация ЛС осуществляется по инициативе производителя или его полномочного представителя. Производители же не желают регистрировать данные лекарства, так как доход от их продажи на территории РФ может даже не покрыть расходы компании на регистрацию.

- На данный момент потребность в современных и эффективных лекарствах в России крайне велика, однако многие из них поставлять в страну крупными партиями аптекам нельзя - нет разрешительных документов. Пересылка по почте тоже невозможна. Единственный вариант – поехать в страну, где необходимый препарат есть в продаже, приобрести его и привезти в Россию. Либо самостоятельно, либо с помощью курьера. И после этого на российской таможне нужно заплатить 30% стоимости лекарства в качестве таможенного сбора и НДС, - поясняет руководитель проекта «Аптека без границ» Новиков Иван.

Ввоз лекарствВопрос ввоза в Россию орфанных лекарств (препаратов, предназначенных для лечения редких заболеваний) был поднят на встрече премьер-министра России Владимира Путина с представителями российской культуры 29 мая этого года. Эта встреча, к сожалению, больше известна скандальным выступлением рок-певца Юрия Шевчука, тогда как одну из самых важных проблем подняла актриса, соучредитель фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова.

По ее словам, составление подобного списка позволит спасти множество жизней, так как существенно облегчит импорт орфанных препаратов из-за границы. На сегодняшний день процедура покупки таких лекарств крайне сложна. Сначала больному необходимо найти иностранного врача, который согласился бы выписать рецепт на орфанные препараты, а затем еще разыскать человека, который бы помог перевезти эти лекарства через границу.

Издание «Regions.ru» приводит рассказ Хаматовой о том, что происходит в этой сфере сегодня: «Я могу рассказать, как мы сейчас обходимся с этой проблемой. А это, конечно, не то, что не продуктивно, но иногда доходит до абсурда. Мы тратим благотворительные деньги. Сначала мы находим врача за границей, который соглашается выписать рецепт - и то, он сегодня соглашается, а завтра не соглашается. А лекарства нужны срочно, потому что срочно нужно спасать ребенка. Мы находим этого человека. Даже если он соглашается выписать это рецепт, то потом найти человека, который согласится провести его через границу тоже непросто. Потому что некоторые, в порыве паники и ужаса, не понимая, не доверяя тем документам, которые мы им предоставляем, все равно думают, что это что-то вне закона. Очень часто просто бросают в аэропорту эти лекарства, которые стоят безумных денег. И эти лекарства так в итоге там и пропадают».

Чулпан Хаматова
Чулпан Хаматова на одном из мероприятий
фонда «Подари жизнь»

Премьер-министр Путин признал, что проблема стоит крайне остро, и поддержал идею создания списка орфанных препаратов. «Во многих странах государство, как правило, определяет список этих редких болезней и, соответственно, список препаратов. У нас нет такого списка. И, по сути, это является основой всех проблем, которые возникают: и с завозом лекарств, и с производством, если такое можно организовать. Поэтому, я согласен, нужно такой список создать и отрегулировать. У нас Министерство здравоохранения и социального развития имеет такое поручение. Без прямой поддержки государства проблема не решится никогда, потому что производить эти лекарства невыгодно производителям, и они производятся в очень небольшом количестве, в списке особых препаратов их нет - начинаются проблемы на таможне. Это мы отрегулируем», - заявил глава правительства.

Ранее Минздрав в своих комментариях данной ситуации зачастую ссылался на то, что в России есть отечественные препараты, которыми можно и нужно пользоваться. Но все далеко не так просто и радужно. Россия, что греха таить – далеко не фармацевтический центр мира, инновационных разработок наша фармацевтическая промышленность не выдавала очень давно. Большинство современных препаратов создано за границей. А согласно международной практике, компания – разработчик, получает патент на препарат и в течение порядка 20 (!!!) лет имеет эксклюзивное право на его производство. Это означает, что нигде больше оно производиться не может в принципе – как бы российские компании не хотели обеспечить внутренний рынок нужным лекарством, это невозможно.

ДженерикЕстественно, что все время, пока препарат производится компанией-разработчиком (в крайнем случае, ее партнерами по лицензии), его стоимость крайне высока – изобретатели покрывают свои расходы на исследования. Когда срок эксклюзивного производства истекает, аналогичный препарат, называемый дженерик, могут производить и другие компании. Вот тут то и наступает «звездный час» российских производителей, однако любой специалист может подтвердить, что хоть цена на дженерики, особенно российские, заметно ниже, их качество часто оставляет желать лучшего. Некоторым пациентам неоригинальные препараты подходят – на их счастье, но огромная их часть продолжает нуждаться в оригинальных лекарствах.

Большая часть пациентов продолжила бы применять препарат от разработчика, если бы имела такую возможность. Но тут вмешивается Минпромторг, всячески лоббирующий дополнительное повышение пошлины на препараты, аналоги которых есть в России. В данном случае слово «повышенные» означает «завышенные», делающие поставки крупных партий лекарств аптечными компаниями убыточными. То есть речь, по сути, идет о запрете. И вновь больным и их родственникам приходится искать способы покупки лекарств за границей. В это время, а речь идет о десятилетиях, появляются новые, еще более эффективные лекарства, производство и поставка которых в РФ невозможны по описанным выше причинам. Круг замыкается.

Список таких препаратов достаточно обширен. Хорошим примером является Тигециклин (Tigecycline) – новейший антибиотик, вошедший в медицинскую практику буквально год назад. Когда станут доступны его дженерики прикинуть несложно, в России препарат не зарегистрирован. Соответственно, специализированные форумы и блоги переполнены частными предложениями о покупке и продаже данного препарата, убедиться в этом можно просто набрав его название в любом поисковике.

ЙонделисПродолжать список можно до бесконечности. Компания «Аптека без границ» предоставила перечень наиболее востребованных препаратов, который позволяет судить о масштабах происходящего. Вот только краткая выдержка: Аддамель Н (Addamel N), Виталипид Н взрослый (Vitalipid N adult), Солувит Н (Soluvit N), Эстрацит (Estracyt), Терален (Theralene), Сабрил (Sabril), Перистил (Peristil), Цизаприд (Cisapride), Координакс (Coordinax), Йонделис (Yondelis), Пентамидин (Pentamidine), Тиреоидин (Thyreoidinum), Эстрадиол (Estradiol), Космеген (Cosmegen), Тредаптив (Tredaptive), Фоскарнет (Foscamet), Конакион (Conakion)… Многие из этих препаратов, согласно здравому смыслу, должны быть как минимум, внесены в список жизненно важных и необходимых лекарственных средств и закупаться на государственном уровне, в крайнем случае – сертифицированы и доступны в аптеках страны, однако об этом пока можно только мечтать.

орфанные лекарстваПовышенный спрос и дефицит рождают и еще одну немаловажную проблему – распространение подделок. Можно провести параллели с «сухим законом» в СССР: как только возник дефицит спиртного, у каждого десятого появился самогонный аппарат, еще часть «предпринимателей» занялась продажей различного рода суррогатов. В итоге – скачок смертности от отравлений, «дикий» рынок и прочие проблемы. Ситуация с лекарствами развивается по подобному сценарию. Возникают компании, решающие возникающие проблемы по мере возможности, но гораздо активнее развиваются мошенники, всегда чувствующие возможность заработать на людском горе. Официальных оценок того, сколько псевдопрепаратов ежедневно появляется на рынке под видом необходимых, но недоступных лекарств нет. Есть только отзывы людей, с трудом и за огромные деньги получивших неэффективные пустышки.

Надежды на то, что многочисленные выступления лучших представителей российской культуры, науки, искусства и самих пациентов будут услышаны, не умирают. Умирают, к сожалению, больные. Пока же приходится изыскивать все возможные средства для того, чтобы спасти каждого конкретного пациента, найти заветные препараты, доставить их в лечебное учреждение… Будем продолжать надеяться, что интересы пациентов в один прекрасный день все-таки станут главным приоритетом для всех.