Pygmalion

моделирование инвестиционных и бизнес стратегий

 

«И тайное станет явным»: отрывок 2

 

Храм Даров Господних был построен в 1900 году, а название свое, как говорили, получил благодаря необычным подаркам, что периодически доставались жителям Хотуотер с самого момента основания этого маленького провинциального городка. Поговаривали, что всем, кто не был наделен наследниками по причине бесплодия или невозможности выносить дитя, непременно нужно были приехать сюда, чтобы по прошествии нескольких лет проживания в этом благословенном местечке, наконец-то получить желаемое в виде дочки или сына, хотя и близнецы с двойняшками, здесь были совсем не редкостью.

Церковь здесь строили три раза, сначала, рядом с тем местом, где сейчас расположена армейская база «Литл Крик», как раз на склоне горы Болд Рок - естественном и очень удобном возвышении, которое местные называли Орлиным Гнездом. И именно там фотограф встретил ночь, когда накануне наблюдал за странными событиями у девятого ангара. Через пару месяцев после окончания строительства налетевший вихрь, от которого по идее и должна была защищать гора, разметал здание в щепки и унес с собой все, что там было. Данное событие жители Хотуотер встретили с пониманием, а кто-то даже злорадствовал, приговаривая: «я же говорил, я же предупреждал, что не стоит строить церковь на том месте, где индейские колдуны справляли свои ритуалы»…

Ну и все в таком духе. С чего же это, у простых обывателей, могло сложиться такое негативное мнение об Орлином Гнезде? На самом деле, все было достаточно просто, нужно было только повнимательнее прислушиваться к рассказам местных старожил того времени, среди которых были, как потомки смешанных браков, так и несколько настоящих апачи, что не ушли со своими племенами в назначенные им резервации, а остались доживать свой век здесь, под сенью великой Гиче Маниту, что означает Великий Дух или просто гора Духов.

Само Орлиное Гнездо испокон веков было местом проведения ритуалов и церемоний, в том числе и по усмирению гнева духов ветра, для чего, как гласят предания, им оставляли жертвоприношения, зачастую и человеческие, если того требовал обряд. Только вот до случая с вихрем никто почему-то не хотел верить в эти истории, считая все это старческим маразмом или пьяными бреднями. Второй раз церковь построили у реки, но ее снесло разбушевавшимися не на шутку водами в еще более рекордные сроки, а именно, за пару дней до открытия, как раз в тот момент, когда в городок въезжал епископ, так что, можно сказать, что все это, произошло прямо у него на глазах.

Вместе с ним, кстати говоря, приехали и новые поселенцы, которых поверг в ужас, рассказ о том, что это уже вторая неудавшаяся попытка поднять крест над этими красивейшими местами, но поддавшись на уговоры бойкого на язык священнослужителя, они остались. Спустя пару лет начали происходить те самые чудеса в виде непредвиденного рождения детей, особенно, близнецов и двойняшек. Поговаривали, что все дело было в колодце, который находился в том самом месте, где сейчас стоит церковь, а точнее, в чудодейственной силе воды из него, которая, как позже установили вездесущие охотники за нефтью, имела прямое отношение к Болд Рок, как теперь называли гору Духов.

Гораздо позже сюда приезжали спелеологи, которые считали, что где-то в недрах спящего великана скрывается подземная река, и существует целая сеть пещер, правда, сколько бы они не старались, но так и не смогли найти проход в них, на чем в конце концов и успокоились. Другие считали, что все дело было в самом епископе Эндрю Мартине Джеймсе, который якобы уронил в колодец какую-то реликвию или крест, привезенный для смытой водой церкви. Ну а совсем уж циники шептались по углам о том, что многим рождениям предшествовали довольно частые визиты этого бойкого священнослужителя, к дочерям и женам жителей городка, который он не оставлял без своего внимания, до самой своей кончины в 1900 году, как раз через три месяца после открытия храма.

Церковь даже хотели переименовать в его честь, но в те же дни, стало известно, о беременности 20 местных жительниц, от которых этого меньше всего ожидали, а когда подошел срок и все удачно разрешились здоровыми малышами, половина из которых оказались близнецами, было решено оставить все как есть, без изменений. Что касается выбора самого места, то это тоже довольно – таки любопытная история, проверить которую, приезжала целая коллегия священников и несколько гражданских специалистов.

А дело было так. Как-то утром местный житель узрел странное марево над колодцем, в очертаниях которого узнал крест. Естественно, никто не поверил его рассказу, опять же посчитав это пьяными бреднями, тем более что тот и не отрицал возможность того, что принял накануне лишнего. Позже история повторилась еще два раза, но уже с другими жителями, которые не были до этого замечены в употреблении крепких алкогольных напитков. Также было отмечено, что первые лучи восходящего из-за горы солнца, падают именно на то место, где стоял колодец. Обескураженные жители, лишенные духовного руководства на месте, написали об этом в епархию, надеясь получить какие-нибудь рекомендации и наставления.

Так вот, как раз в день приезда делегации случилось то, что теперь в городке называли Чудом Креста Парящего. Накануне ночью приключилась небольшая гроза, поднялся сильный ветер. Как позже говорили очевидцы, дуло именно со стороны горы, прям как в тот день, когда пал первый храм, а наутро удивленные жители и подъехавшая делегация, увидели, что колодец разворотило и из него торчит крест. Тут же, прямо у них на глазах, крест осветили первые лучи солнца, от чего тот заиграл золотом и словно накалился, а в воздух поднялось марево, в котором многим, почудилось очертание церкви.

Происшествие сначала посчитали чудом, тем более что вода в колодце высохла, а в разворотившем его кресте, признали тот, что в свое время был поднят над куполом первого храма на Орлином Гнезде. После этого, посовещавшись, делегацией было принято решение считать это знамением свыше и построить на этом месте новую церковь, водрузив на ее шпиль - потерянный когда-то и теперь вновь обретенный символ веры. Тогда же, по совокупности всех фактов, покойным епископом было принято решение, дать храму то имя, которое он носит и по сей день. Кстати, спустя пару дней после открытия храма, на расстоянии примерно в пятьсот метров от него, из-под земли забил фонтан, и в воздух поднялась необычайно красивая радуга, которая радовала жителей в течение нескольких часов. Это, естественно, посчитали за добрый знак, а заодно, вырыли новый колодец, вода в котором, оказалась ничуть не хуже той, что была в старом.

С тех пор, многие местные, стали называть Болд Рок ее старым именем, то есть Гиче Маниту или на свой лад, Горой Хранительницей. Те же, кто ожидал семейного пополнения в тот год, называли ее меж собой Блаженной Матерью Родильных Вод, впрочем, были и такие, кто шептался по углам, что причиной такой благодати, была та самая жертва, принесенная на Орлином Гнезде и унесшая вместе с храмом жизни 12 местных жителей, включая пастора. Другие же, имевшие в своей крови туземные корни, утверждали, что здесь не обошлось и без Матери Вод, как когда-то называли реку, местные племена, ведь и ее воды забрали точно такое же количество жизней.

Наверное, подобных предрассудков хватает в каждом городе с маломальской историей, а что качается практической стороны дела, то кроме открыток и почтовых марок с изображение Болд Рок никто так ничего и не придумал, хотя был один заезжий чудак, намеревавшийся наладить производство питьевой воды в Хотуотер. Но его безвременная кончина в результате несчастного случая во время купания положила конец каким–либо попыткам коммерческой эксплуатации этого священного когда-то для индейцев места. Конечно, так было до конца сороковых и начала пятидесятых, когда военные решили, что неплохо было бы устроить здесь военную базу. Ходили слухи, что это было как-то связанно с испытаниями, что проводили в Неваде, но так это или нет, знали наверняка только военные чины из министерства обороны, а эти ребята, как известно, не любители объяснять причины тех или иных своих решений и поступков.

Нельзя сказать, чтобы база отличалась какой-то гиперактивностью или большим количеством солдат, да и супер современную технику сюда завозили наверно в последнюю очередь. Просто построили несколько больших ангаров, помещения для личного состава и небольшую закрытую зону, ближе к горе, где как утверждалось, должно было быть обустроено специальное стрельбище, изолированное, по словам военных, от внешнего мира лишь с одной только единственной целью - дабы обезопасить мирных жителей, от шальных пуль и снарядов. В самом же названии базы жители усмотрели нечто высмеивающее, что поначалу было воспринято негативно. Однако некий чин из министерства, приезжавший на открытие, объяснил, что сие сделано исключительно по причинам военной конспирации, дабы не дать возможному противнику представление о том, где с географической точки зрения расположен, этот, несомненно, важный для безопасности страны объект.

После этого, жизнь в Хотуотер снова вернулась в свою привычную колею, и так было до 1957 года, когда неожиданно скончался местный священник - отец Джозеф Майкл Эндрю. Самым странным в его смерти было то, что труп нашли на рассвете и не где-нибудь, а на Орлином Гнезде. Как сказал врач, бедняга скончался в результате прижизненной травмы, у него была сломана шея, имелись другие кровоподтеки и царапины, подсказывающие, что скорей всего он сорвался, с приличной высоты. Но, как и почему отец Эндрю оказался на Болд Рок и тем более ночью, так и осталось самой большой загадкой для всех, кто его знал и любил. Почти сразу, в храм прислали замену - пастора Эндрю Эрла Джонса, хорошо знакомого с этими местами по своей прошлой военной службе на базе, после которой он решил круто изменить свою жизнь, приняв сан, и теперь именно к этому человеку направлялась мисс Мэллоун, успевшая перед этим, серьезно заинтриговать своего нового знакомого.

Надо сказать, что храм Даров Господних находился почти на самом краю Библейского пояса Америки, а значит ответственность, что ложилась на его настоятеля, возрастала стократно. Об этом пастор Джонс думал не только денно, но и нощно, уповая на милость Божью и приятное соседство с «Литл Крик», военный персонал которой в своей основной массе состоял из верных помощников, на которых он мог положиться в своих нелегких мирских делах. Человек далекий от призвания священнослужителя мог бы удивиться подобным словам, глядя на тихий, мирный и благословенный край, что простирался перед его взором, у подножья Болд Рок и далее.

Чего уж тут сложного, мог бы спросить он, но дело было вовсе не в прихожанах или неустроенности, которой не было и в помине, а в военной службе, которую проходил здесь когда-то бывший капрал Джонс. За первый год он узнал достаточно много об этих местах, историях и легендах, а будучи выходцем из Нового Орлеана, относился к этому, не как к фольклору, а со всей ответственностью, свойственной чрезвычайно набожным людям. Его пугали старые индейские легенды, называвшие гору отцом, а реку матерью. Что же еще, могло готовить это место ничего не подозревающим людям, не ведавшим того, что церкви их были приняты в жертву, вместе с апостолами и учителями, а нынешнее благополучие - ничто иное, как временная передышка, прежде чем злые духи, потребуют большего.

Уж кто-кто, а Джонс знал, что это означает на собственном опыте, но это был его самый заветный секрет, в который были посвящены только несколько человек и один из них был здесь, в Хотуотер. Однако молодой Ариэль Голдман ничего не знал об этом, как и его юная помощница, надеявшаяся узнать что-нибудь у пастора о регулярных визитах Хаки в церковь. Пастор Джонс вел активную переписку и поэтому был частым гостем на почте, время от времени получая бандероли разных размеров. Иногда их доставляла сама мисс Мэллоун, с детства любившая погонять на велике, выполняя какое-нибудь поручение своего отца.

Когда она говорила Ариэлю о том, что у нее нет проблем с проездом на базу, то нисколько не преувеличивала, ведь она имела в виду как раз такие поездки. Да и молодые солдаты на КПП радовались при ее появлении не только весточкам из дома, но и просто, возможности пообщаться с красивой молодой девушкой, которая была не только очень мила, но и знала все последние новости, начиная с того, что идет в кино, до того, где и какая группа собирается выступать на выходных. Ребята часто приглашали ее с собой в свои вечерние вылазки на джипах до ближайших населенных пунктов с их увеселительными заведениями, но она всякий раз отказывалась, ссылаясь на неотложные дела в газете, хотя на самом деле, знала, какой скандал ей учинит отец, если узнает о подобных предложениях.

Она сама не помнила, когда это у нее началось, но мисс Мэллоун не хотела, чтобы люди видели в ней простую почтальоншу. Ее героиней была Лоис - подружка Супермена, отчаянная журналистка – авантюристка, способная докопаться до любой тайны, раскрыть любую головоломку своими нестандартными действиями. Так что в какой-то степени, слова, которые Ариэль Голдман услышал на берегу, были ничем иным, как вхождением Люси в обожаемый ей образ уверенной и сильной женщины в модном купальном костюме с сигаретой на длинном мундштуке, солнечных очках и очаровательной шляпке.

К сожалению, за неимением многих соответствующих образу аксессуаров, мисс Мэллоун приходилось обходиться подручными средствами, чаще всего изготовленными ей самой и вручную, но она не отчаивалась, веря, что однажды ее день наступит и мистер Уиллер - хозяин местной газеты начнет доверять ей гораздо больше, чем просто, доставку свежих номеров по подписчикам. Теперь же все, что ей требовалось, так это какой-нибудь горячий материальчик, способный превратить ее первую редакционную статью в настоящую сенсацию, пускай и местного характера для начала. Она была уверена, что стоит только сделать это, и ее обязательно заметят в каком-нибудь крупном интернациональном издательстве.

Кстати, Ариэль ей понравился. Взрослый репортер из солидного издания, а там просто так «Никоны» последней модели не выдают, значит уже успел отличиться, к тому же симпатичный, одевается стильно: кожаная куртка, слаксы, казаки и шляпа, немного напоминающая ковбойскую. Наверно, в Нью-Йорке он одевается по-другому, но для этих мест самый раз. Занятая своими мыслями, мисс Мэллоун и сама не заметила, как машинально открыла дверь и переступила порог церкви, где в это время, да еще и в будний день, редко можно было застать кого-нибудь из прихожан. Так было и в этот раз, но, несмотря на пустоту, Люси чуть было не столкнулась нос к носу со священником.

Ой, пастор Джонс, - на ее лице появилась очаровательная улыбка христианского смирения, - Простите, я задумалась. Ааа, - священник выглядел обескураженно, он явно не ожидал никого в такой ранний час, - Мисс Мэллоун, вы кто мне? Он поправил одежду и приосанился, чтобы выглядеть солиднее, после чего, с достоинством сказал, - Но я звонил, утром, вашему отцу, и он сказал, что для меня сегодня ничего нет. Закончив, он вопросительно посмотрел на девушку. Ну, вы наверно знаете, пастор, - робко начала Люси, пытаясь найти в себе Лоис, - Я ведь не только на почте работаю. Правда? – удивился Джонс.

Да, - утвердительно кивнула девушка, - Мистер Уиллер считает, что из меня может выйти толк, - не капельки не краснея, соврала она, отчасти и потому, что сама верила в это. Эээ? – выдал из себя пастор. Мистер Джеймс Уиллер - хозяин и главный редактор «Новостей Хотуотер», - напомнила ему Люси. Правда? – спросил священник, не понимая, к чему она клонит. Да, пастор, - очень убедительно кивнула девушка, - Поэтому сегодня, я здесь по делам газеты, а не почтовой службы. И что же газете нужно от меня? – подозрительно спросил Джонс. Это насчет шабата, - ответила девушка, прямо смотря в глаза священника. Шабата? – ничего не понимая переспросил тот. Да, - Люси еще раз повторила фокус с кивком, да так убедительно, что пастор кивнул вместе с ней, и продолжал это делать каждый раз, когда она делала это.

А у нас ее будут справлять? В Хотуотер? – переспросил пастор. Ну да, - простодушно ответила Люси, продолжая смотреть ему в глаза, что было еще одним фокусом, которому она научилась из комиксов про Супермена. Мисс Мэллоун, - начал пастор, посмотрев на нее так, как это обычно делает психиатры, начинающие подозревать, что их пациент скорей болен, чем здоров, - А с чего вы взяли, что мы будем справлять шабат, здесь, в Хотуотер? А разве нет? – простодушно удивилась Люси, - А Хаки говорил, что будете. Хаки? – переспросил ее пастор. Ну да, Хаки, - она подтвердила свои слова еще одним кивком, - Капрал Хаки Голдман, хотя на самом деле его зовут Ицхак.

Она звонко рассмеялась, считая это имя, довольно забавным. Капрал Ицхак Голдман? – переспросил пастор. Ну да, - кивнула Люси, чем вызвала гримасу боли на лице священника, кивнувшего ей вслед. Мисс Мэллоун, - выдавил из себя улыбку пастор и вытянул руку вперед так, словно собирался положить ее на плечо девушки, но вдруг передумал, - Я вас убедительно прошу, не кивать в храме Божьем, это невежливо. Перед Богом? – простодушно спросила девушка. Да, - недовольно посмотрел на нее Джонс. Хорошо, - непроизвольно кивнула Люси, отчего пастор, заскрежетал зубами и сделал такое движение пальцами вытянутой руки, словно собирался придушить ее тут же на месте.

Простите, - извинилась девушка. Ничего, - выдавил улыбку Джонс. Нервный какой-то, - подумала Люси. Чертова кукла, - ворчал про себя пастор, - Чего ей здесь надо? Все еще видя ее вопросительный взгляд, он покачал головой и сказал, - Я не знаю никакого капрала с таким именем. Но как же? – в свою очередь удивилась девушка, - Он же приезжал к вам, неоднократно, - и видя, что он и дальше, продолжает качать головой, добавила, - На джипе, с базы. Пастор вдруг замер и внимательно посмотрев на Люси, спросил, - С нашей базы? Ну да, - почти кивнула, но вовремя опомнилась девушка, - С «Литл Крик».

Вы наверно что-то перепутали, мисс Мэллоун, - начал, двинувшийся на нее священник, заставляя ее, таким образом, пятится к выходу, - Ко мне приезжал сержант Джон Смит. Не успев опомниться, Люси оказалась на улице, в то время как пастор, остался внутри и уже взялся за дверь с явным намерением закрыть ее, но сдаваться без боя было не в привычках у Лоис Лэйн, и уж тем более, у Люси Мэллоун, поэтому, прежде чем дверь захлопнулась, она поддалась вперед и выпалила первое, что пришло в голову, - Он возит доктора Штиблера и я уверена, что его зовут Ицхак Голдман. Дверь так быстро захлопнулась, что чуть было не прищемила ей нос…